October 16th, 2013

in P we trust

О тараканах

Тарас tbv Бурмистров запостил умопомрачительную телегу, которую можно назвать "Типичный высер советской интеллигентки" за многонациональную гуманность. Кипящие волны таких говн нынче разлиты по сми и интернетам, но тут градус толерантности просто зашкаливает. По мере сил я попытался ее спародировать.
Как получилось - решать достопочтенной публике.

Салам алейкум!
Елена Волкова
Я не хочу и не могу анализировать бирюлевский погром. Я могу только выразить свои чувства, то, что давно болит. При этом, я уже привыкла, что моя боль обычно вызывает раздражение или даже злость.
Я всегда сжималась, как от удара, при любом презрительном слове о приезжих с Кавказа или из Средней Азии. У меня нет к ним никаких претензий, никакого раздражения по отношению к ним я никогда не испытывала. Я их люблю. Мне нравится их южный колорит, мягкий акцент, то, как тепло они рассказывают о своих селах и семьях, о винограде и арбузах. Мне нравится многоликость Москвы, только я бы хотела, чтобы лица у них не были такими грустными, слова - испуганными, а условия жизни - такими тяжелыми.
В разговоре с приезжими таксистами, дворниками, рабочими я начинаю улыбаться, шутить, расспрашивать о жизни дома и в Москве. Может быть, этим я пытаюсь успокоить свою совесть: мне стыдно перед ними, что я живу в лучших условиях, что мне не надо снимать жилье в Москве, бросать больных родителей, малых детей и уезжать в другую часть страны или за границу на заработки. Причем уезжать туда, где я буду бесправен, в постоянной опасности, вынужден скрываться или откупаться, зарабатывать не только на семью, оставленную дома, не только на жилье, но и на взятки, мечтая заработать на самую большую взятку, которая даст мне желанное гражданство. Я буду все время мерзнуть в Москве и мечтать о солнце, о своей бахче, винограде, жене и детях.
Я вздрагиваю каждый раз, когда презирают или проклинают какой-нибудь народ. Любой. Потому что человек зарождается в народе, как во чреве матери. Это нельзя оценивать. За то, что дано от природы, нельзя судить. Судить можно только дела. Но у нас отвергают человека не только за национальность, но и за болезнь. За любые природные особенности могут отвергнуть. Как-то моя подруга сказала: «Слава Богу, у меня очень хорошая наследственность».
И я опять вздрогнула. Подразумевалось, что как хорошо, что я не такая, как эти больные. Мне это напомнило фарисея в храме, который благодарил Бога за то, что он не такой, как презренный мытарь. Как нам повезло, думают, наверное, бирюлевские, что мы не такие, как эти мерзавцы с овощной базы. Так думал и фарисей. Но Бог не принял его молитвы, а принял молитву презренного мытаря.
Если люди из других краев и стран приезжают в мой город, я должна принять их с любовью. У меня нет другого долга перед ними, кроме гостеприимства и заботы о них.
Если меня подвозит узбек, я пытаюсь вспомнить знакомые узбекские слова; если двор подметает таджик, я сожалею, что не говорю на его языке, и радуюсь, когда он улыбается на моё «салам алейкум». Когда-то в тридцатые годы Ташкент приютил семью старообрядцев Волковых, сбежавших с сибирской каторги в «город хлебный». И я в каждом узбеке с благодарностью вижу потомка тех, кто не выдал мою семью.
А другой мой дед, Михаил Мартынов, был чекистом и кровью устанавливал в Узбекистане советскую власть, воюя против «басмачей». В этой войне с узбекским сопротивлением в одном только Коканде в течение трех дней были убиты тысячи людей. Я до сих пор не могу найти в себе мужества сделать запрос в архив КГБ об узбекских деяниях своего деда (который, правда, и сам потом был репрессирован). Сама мысль о том, в чем он мог участвовать, вызывает у меня ужас и боль.
После Манежки-2010 две семьи знакомых армян уехали с детьми за границу. Я просила у них прощения, мне было стыдно за нас. Они, конечно, сказали «ты не виновата», но все было очень грустно.
Бирюлево-2013 - это то, чего я ожидала с какой-то обреченностью, видя на протяжении многих лет, что почти все вокруг заражены ненавистью к «черным», к «хачикам», к «чушкам». Вместе с рабовладельческим строем возродился и язык рабовладельцев: с легкостью делим население на белых и черных. Презрением к южанам мы заражены давно, еще с советских времен, с той лишь разницей, что тогда лучше различали их национальности и не смешивали с презрением всех в одну «черную» кучу, а презрение проистекало из зависти. Сегодня я на эту тему разговоров не поддерживаю. Бесполезно, да и наслушалась за много лет всякого. У их ненависти столько аргументов, что мои слова лишь разжигают злобу.
В войне с «черными» наш однозначно сильнее, он из Кремля нас поддержит, поэтому бить не только приятно, но и безопасно. Опять же за правду вроде как стоишь, герой. А какая ваша правда-то? Что вы своих бандитов во власти боитесь и даже любите, хотя и знаете, что они бандиты (может, за то и любите), а на бесправных злобу вымещаете. Вот и вся правдочка.
Я часто произношу в уме речь воображаемого президента России, который таким, знаете, глубоким человеческим голосом, не стальным, не злым, а ч-е-л-о-в-е-ч-е-с-к-и-м убедительным, изнутри, от души (очень важно каким голосом!) говорит с экрана о том, что в сложной многоликой стране, в переполненной столице мы должны в друг друге видеть и уважать человека, что люди приезжают к нам, чтобы выжить, что Москва для многих единственная надежда и что мы должны протянуть руку помощи тем, кто пропадет без нас, почувствовать себя на месте растерянного приезжего, улыбнуться ему, крикнуть «салам алейкум!» и услышать в ответ «алейкум ассалам!». Рахмат.


Чак-чак шурпа
Нюша Гольдштейн-Чуркобесова
Я просыпаюсь по утрам и сразу начинаю думать о тараканах. Об этих милых, несчастных созданиях с восхитительным жестким внешним скелетом и длинными, почти котеночными усиками. Они прелесть.
У меня сжимается сердце при мысли о том, что же мы, люди(да люди ли?!) с ними творим!
Бишбармак.
Приходится начинать день с того, чтобы их накормить и обиходить. Я говорю им ласковые слова и рассказываю, что не все одержимы тупой беспричинной ненавистью. Они просто не могут задуматься, что ведь и у таракана тоже есть семья, дети, что он должен их кормить...
Мацони.
Мой отец убивал тараканов. Он хлопал по ним тапком и таким образом убил 6 666 особей. Поэтому меня трясет от одной мысли о нем.
Люля-кебаб.
Я с обреченностью ждала новую волну травли тараканов и клопов в нашем доме. Ведь все вокруг заражены неприятием тараканьих ценностей и их самобытной, красивой культуры, одержимы какой-то манией чистоплотности.
Как это мерзко!
Сациви.
Войне с беззащитными, бесправными насекомыми нет и не может быть никаких оправданий. Но как бы я ни убеждала дезинсекторов, они меня не слушали. И я отчаялась.
Бозбаш.
Страшные нынешние дни напомнили святого Тирранозавруса Мумбайского, который глаголил: "всякая тварь божья достойна места под солнцем" и разводил тараканов у себя в трусах. А когда они заползли ему в уши и поселились в межушном ганглии, то он весело прыгал и кричал глубоким человеческим голосом, понимаете, ч-е-л-о-в-е-ч-е-с-к-и-м: О какая волшебная многоликость, какой непередаваемый восторг!!! Нам бы сегодня брать с него пример.
Шаурма.
К счастью, у нас есть президент. Иногда я просто уверена, что он знает: я права! Он любит тараканов!!! Мечтаю о том дне, когда он прямо и открыто скажет: я нашел место для тараканов в своем доме и в своей голове, найдите и вы.
Это будет высшим проявлением гуманности. Как у Матери Терезы и Махатмы Ганди.
Аллах Акбар.

На опиздюливание голландского пидораса


Патриотические стихи

Засадили по гланды
Вам в очко, Нидерланды
Чтобы, пидоры, знали
На кого вы погнали
Бойтесь, суки, Уганды
Нефтяной нашей банды
И не шлите шаланды
Из гринпизд, Нидерланды!
И не бейте бухого
Дипломата родного
Мы ответим сурово
Снова, снова и снова!

http://rln.fm/arhiv/politics/russian/2112-diplomaticheskaya-voyna-s-niderlandami.html
Вчера еще власти Нидерландов выдавали России сбежавших в Европу леваков, а сегодня "неустановленная группа лиц" врывается в квартиру посла Нидерландов, избивает его и оставляет на месте происшествия ЛГБТ-атрибутику. При этом, очевидно, что между ЛГБТ и правым правительством Рютте связей меньше, чем между этим же движением и организаторами показа по правительственным российским каналам творчества Бориса Моисеева.

Возможно, это просто какие-то слишком чувствительные к кремлевской пропаганде автономные группы активистов. Еще хуже, если это окажется заказ сверху. Ведь это означает, что неадекватна не только пропаганда и кадровая служба, а сама власть. Причем неадекватна в худшем смысле этого слова - она не способна отделить реальность от действительности, действовать разумно и адекватно, поддается сиюминутным эмоциям, не знает даже собственной выгоды.

Мне бы тоже хотелось отделить реальность от действительности и посоветовать больным каннибализмом "либертарианством" головного мозга перестать радоваться когда кого-то выдают на расправу в Орду, независимо от их политических убеждений.
Но это к слову.
Другое дело, что кажется ватник-архаизация и варваризация дают первые пахучие плоды.
Нас выращивали денно,
Мы - гороховые зерна,
Нас теперь собрали вместе,
Можно брать и можно есть нас.

Хвать, летит над полем семя,
Здравствуй, нынешнее племя,
Хлоп, стучит горох о стену,
Вот мы вырастили смену.

Зерна отобьются в пули,
Пули отольются в гири,
Таким ударным инструментом
Мы пробьем все стены в мире.

Обращайтесь гири в камни,
Камни, обращайтесь в стены,
Стены ограждают поле,
В поле зреет урожай!
(с, Кормильцев)
Созрел.
man-in-hat

Перешел на сторону Народа