November 20th, 2012

BSGman

Поэтическое

Перстенек со свастикой
У мово миленка
Экая напасть-то
Светит ему шконка!

«Новые нацисты очень хитрые. Им свойственен элемент псевдоидейности. Они говорят: да, я нацист, но меня не посадишь! Потому что у меня это не нацистское приветствие, а жест «от сердца к солнцу». Но тут законодатель говорит: нет, если будут схожие символы, тогда это будет оценено как пропаганда нацизма», — уточнил Добрынин.

Я хитрый, хитрый, хитрый наци
Меня не раскопают кацы
Я очень скрытный псевдозлыдень
Меня не разгрызет Добрынин
Конспиративный рыцарь Кадеш
Ухоронился - не посадишь
Подобно тайному джедаю
Я даже зигу не кидаю
Хуй в рот какой законодатель
Раскусит нас с тобой, приятель
Пока мы дружно не повесим
Всю эту нефтяную плесень!

И, разумеется - реквестирую больше актуальных пронацистских частушек в каменты!
Давайте устроим такой эээ.. частушечный флэшмоб что ли.
А пока не менее актуальное от великолепного Широпаева. Да простит меня Алексей и Заоблачная Национал-Демократия, я немножко развил тему.

В удавке предательских правил великих народов семья. И только далекий Израиль занес наконечник копья. Спасая Европу-болото, стоит против многих один, с Иудиным Львом на воротах Израиль – страна-паладин. И этому воину в спину уж многие годы подряд, как урки, «друзья Палестины» заточку всадить норовят. Вот Грасс, исходя словесами, наносит посильный урон. Тебя бы в Сдерот, под «Кассамы», в полуденный белый Хеврон, в еврейскую глушь на ночевку – хранить поселенческий кров, руками сжимая винтовку и пулей встречая врагов! Не скрою, внушает волненье страна, где девчонка-солдат спешит на шаббат в увольненье, неся за спиной автомат. Без страха прослыть сионистом, себе указую: смотри! Там битвы решающей выступ, там Запад на кромке зари! Там наши Лепанто и Вена вершатся в огне и крови…

Бухаю четвертые сутки, но только приходит шаббат, без страха прослыть проституткой и платным агентом «Моссад», иду по Москве в синагогу, крестовый поход поддержать, святой это долг, ей-богу, «Кассамы» летают опять! Озлённый такой заморочкой, я славлю страну-паладин, и тут меня в жопу заточкой кровавит чучмек-муэдзин. Охвачен внезапным волненьем, прозрел я, нордический друг, и молнией мне озаренье: Лепанто, Лепанто вокруг! Не в гадостном секторе Газа, не там где белеет Хеврон, на улице Мира, зараза, со всех же буквально сторон. В еврейскую глушь на тусовку не надо мне ехать уже, пора бы напрячь бестолковку и вместо писаний в жеже, купить в магазине винтовку и встать на своем рубеже…